Влад Богов: Латвийскими архивами о нацистах мало кто интересовался

Влад Богов14 апреля в Доме столицы в Риге состоится презентация сборника архивных документов Приговоренные нацизмом. Автор-составитель этого сборника Влад Богов обобщил свидетельства террора

Влад Богов Влад Богов

14 апреля в Доме столицы в Риге состоится презентация сборника архивных документов «Приговоренные нацизмом». Автор-составитель этого сборника Влад Богов обобщил свидетельства террора нацистов и их пособников напротив мирного населения и советских военнопленных на территории Латвии.

Проект поддержали не мало организаций: российский фонд «Историческая память», рижская краеведческая учреждение RIGA CV и Фонд развития культуры.

Накануне презентации Влад Богов встретился с корреспондентом ИА REGNUM и рассказал, что представляет собой книга «Приговоренные нацизмом» и как создавалась эта книга.

ИА REGNUM : Расскажите, что побудило вас предпринимать составлением этого сборника?

Эта труд — делянка проекта, какой начался опять весной 2009 года, как раз в апреле. Я между тем собирал информацию о лагерях военнопленных. И между архивных дел наткнулся на пачку фотографий, которые к тому же действительно не были опубликованы нигде.

У меня зараз появилась мысль недавно их вознаграждать из архива. Но там довольно дорогой стоили фотографии. И о ту пору я опубликовал в своем блоге такой низкий призыв: который может — помогите! Нашлись люди, которые откликнулись и имущество на небольшую знание архива нашлись. Я выкупил около 30 фотографий, а только их было 150. Я начал приискивать мочь продолжить заменять архив и таким образом меня рок свела с фондом «Историческая память». Я к ним летом съездил в Москву. Им понравилась идея, и они проспонсировали покупку оставшейся части фотографий.

Таким образом, около меня на руках образовалась связка фотографий, с которой было нуждаться дальше вещь делать. Первая мысль была — исполнять выставку. И в январе 2010 возраст в Доме столицы в Риге была представлена выставка «Приговоренные нацизмом», где на 18 стендах были показаны уникальные архивные фотографии по истории шталагов (лагерей для военнопленных), концлагерей и мест массового расстрела гражданского населения в Латвии, Литве и Эстонии. В апреле 2010 возраст эта выставка экспонировалась в музее Великой Отечественной войны в Москве на Поклонной горе, в июне — в здании администрации Псковской области.

Параллельно я продолжал высматривать фотографии и нашел германский фотоархив. Эти фотографии датируются зимой 1941-42 года, на них пригнанные евреи из Чехии, Германии и Австрии строят становище в Саласпилсе. То вкушать это слово в слово задокументированное база этого лагеря. о том, что это то есть евреи, говорят «звезды» на одежде.

Также я обнаружил фотографии военнопленных из частного архива немецкого офицера, кто был работником Саласпилсcкого лагеря военнопленных. Это уникальнейшие фотографии, ими даже «Музей оккупации» заинтересовался.

И вот ныне мы далеко сборник, в котором кроме 150 уникальных фотографий кушать архивные материалы Чрезвычайной следственной комиссии, которая проводила расследования преступлений нацистов на территории Латвии. тогда снедать документы, касающиеся Риги, Рижского района и некоторых областей Восточной Латвии.

ИА REGNUM : Расскажите о книге поподробнее.

Книга получилась довольно объемной, поскольку она состоит, дозволено сказать, из двух частей — фотографий и документов. Предваряет книга статья, посвященная исследованию концлагеря Саласпилс. Это будит первая научная объявление о деятельности лагеря в Саласпилсе на русском языке вместе зa все послевоенное время. Почему-то российская историография игнорировала эту тему. И если латышские историки опять хотя вещь писали на тему Саласпилса, то около российских историков исследований просто нет. Было не мало исследований латышских историков — в 2007 и 2009 годах, достаточно толковые и бес националистической примеси. Были, конечно, и другие.

Более 10 годов обратно писатель Хейнрих Стродс начал увлекаться темой Саласпилса и чертить о ней. Это было не мало эпатажное и тенденциозное исследование, изданное еще раз в 2001 году. «Концентрационный часть в Саласпилсе 1941-1944», кажется, да эта часть называлась. И я привожу его в своей публикации в основном для того, что бы показать, где и в чем ошибки этого исследования.

Ну, а в остальном в этой статье — мои изыскания, и суть из них — вопросы о вместительности лагеря. Эта содержание давным-давно уже вызывает ожесточенные споры, и цифры приводятся далеко разные. По итогам обработки всех документов и исследований на местности мне удалось доказать, что табор был довольно большим и там сразу могло быть до 15 тысяч человек.

ИА REGNUM : Вы упомянули о том, что латышские исследования истории Саласпилсского концлагеря есть, а российских исторических исследований — нет. То глотать получается, что латвийские историки больше интересовались темой Саласпилса, чем их российские коллеги?

Да, дозволено говорить и так. Но что касается то есть Стродса — он, конечно, подгонял свои выводы под некую идеологию. И основываются его выводы на том, что он в 1999 году говорил с бывшим узником Саласпилса, кто при этом был помощником старшины лагеря, то теснить имел самое непосредственное известие к архивам. да вот Стродс основывал свое книга на воспоминаниях этого человека и многих других, а отнюдь не на документах. при этом Стродс приводит в книге цифры, которые ему сообщил сей уже старый муж будто «по памяти». Из чего понятно, что и эти цифры и фактология, изложенные около Стродса, не мало притянуты зa уши. Такие воспоминания, конечно, имеют свою историческую ценность, Но созидать на них выводы нельзя.

Я же в своей книге собирал все цифры по документам, которые только сумел найти, что бы читать людям, как обстоит реальная ситуация. А реальность такова, что эти цифры в разнообразных источниках необыкновенно разнятся и потому правды там встречать уже не возможно. А значит, и не надо придираться к этим цифрам. Есть, конечно, какие-то известные воспоминания, Но на них в плане цифр тожественный опираться невозможно.

ИА REGNUM : Какая к тому же информация о Саласпилском лагере упоминается в Вашей книге?

Например, о том, что все бытие лагеря в Саласпилсе дозволено разделить на три периода: 1941-42 годы — это только «еврейский период», там за вычетом евреев никого не было, но, что их было — неизвестно; с мая 1942 начинается «заселение» лагеря только латвийскими гражданами; а с февраля 1943 возраст Саласпилс становится концентрационным лагерем.

На втором периоде стоит осрамиться малость подробнее. Почему в лагере появляются латыши? битва в том, что к тому времени все тюрьмы Латвии были переполнены и Саласпилский становище использовался в качестве огромной тюрьмы — тысячи и тысячи заключенных прошли сквозь нее. Ну, а в 1943 году в Саласпилс начинают посылать уже российское и белорусское житель из западных областей России и Белоруссии. Операции по доставке их в концлагерь имели прямо-таки романтические названия — «Зимнее волшебство» и «Летнее путешествие».

Я разговаривал с бывшими узниками, и ворох свидетельств то есть такого деления на три периода дозволено встречать по документам. об этом, кстати, упоминают и Стродс, и гласный исследователь Холокоста Маргер Вестерман.

ИА REGNUM : А как бы вы на основании уже проведенных исследований прокомментировали высказанную когда-то президентом Латвии Вайрой Вике-Фрейбергой точку зрения, что Саласпилс был «исправительно-трудовым лагерем»?

Он всерьез то есть да и именовался по официальным документам некоторое время — с мая 1942 по февраль 1943 года. Но она не говорит о том, чем был сей табор до и опосля этого периода, Кагда на его территории, как я уже говорил, располагалась тюрьма.

Кстати, ситуацию с термином «исправительно-трудовой лагерь» прояснила общество латышских исследователей в 2007 году. Они нашли переписку начальника здание безопасности Рудольфа Ланге и командира айнзатцгруппы «А» бригадефюрера СС Вальтера Шталекера с разными ведомствами в Берлине по поводу организации и строительства лагеря в Саласпилсе. да вот, местное руководство кровно было заинтересовано в том, что бы Саласпилс не стал концентрационным лагерем. суд в том, что узники тюрем работали, и зa это платились деньги, которые поступали в господство Ланге. А как только Саласпилсский общество переставал толкать(ся) тюремным, то сообразно зa его узников начинали вносить берлинскому ведомству концлагерей. На это испытание я одинаковый ссылаюсь в своей книге.

ИА REGNUM : Какие архивы вы использовали при сборе документов для сборника?

Только латвийские. Эти документы хранятся, во многом они сроду не были опубликованы и общий до сих пор маловато кого интересовали. На некоторые из документов ни один человек сроду не ссылался и в этой книге они впервые будут озвучены.

ИА REGNUM : Получение этих документов из архивов представляло какие-то сложности?

Нет, сложностей не было абсолютно никаких. Я приходил, запрашивал дела Чрезвычайной комиссии, и мне выдавали их для изучения. Пересмотрел практически все тома.

Про Саласпилс там не разительно тьма было, о нем общий крайне скудная и разрозненная информация. Зато там был неурезанный том, кто посвящен несовершеннолетним, по отношению к которым совершались нацистские преступления. Вот там было страсть почерпнуто информации, из которой я составил полный блок, и отдельная главарь книги около меня посвящена несовершеннолетним узникам. Там и о том, как с ними обращались в гетто, как в тюрьмах, как в лагере, о медицинских экспериментах…

Упомяну и паки одну, предполагать так, новаторскую и до сегодняшнего дня практически никем не поднятую тему, которую я отражаю в книге — это лагеря военнопленных на территории Риги. В отдельной главе я описал все отделения лагерей, о которых дозволено было встречать документальные свидетельства. Собрал адреса этих лагерей и мест захоронения военнопленных. До сих пор это, наверное, никому не нуждаться было, в архиве лежала информация, и ее ни один человек не трогал по 10-20 лет. Некоторые дела весь до меня не брал никто.

ИА REGNUM : как вы думаете, почему ни один человек до сих пор не интересовался этой информацией?

До 1985 возраст сей архив был засекречен, потому что земля около нас небольшая и там упоминались жившие к тому же на тот момент в Латвии люди. некоторый из этих людей были агентами спецслужб. А после СССР покатился к распаду, начались уже очень другие проблемы. А быстро опосля 1991 возраст — и подавно. Считалось, что это «чужая тема», это никого не интересует.

ИА REGNUM : Но, тем не менее, латвийские историки не мало раз поднимали эти темы. На каких же документах они базировали свои исследования?

Я же уже упомянул господина Стродса, что написал свою работу на основании личных воспоминаний бывшего когда-то в Саласпилском лагере человека. Другие пользовались данными германских архивов. как бы то ни было, те документы, на которых основывался я, практически никем снова научно не обрабатывались.

ИА REGNUM : Где и как будит говорить сборник?

Поскольку план мы делаем вместе с фондом «Историческая память», то делянка тиража сообразно уйдет в Россию и будит говорить чрез фонд. Планируется, что 400 экземпляров пойдут в Россию, и 600 мы раздадим здесь — всем историкам, фондам, библиотекам. крайне небольшая доля тиража пойдет в магазины, что бы книгу могли приобрести и обычные жители, которых интересует эта тема. В России мы планируем отправить книгу в институты — в Псков, в Петербург, в Москву, что бы академические круги слышали об этой книге, знали и пользовались.

ИА REGNUM : Латышских историков планируете предлагать на презентацию?

Да, конечно. сильно надеемся, что придет владыка Стродс. Думаю, нам с ним будит что обсудить.